При Каких Статьях Возможна Конфискация Единственного Жилья

Как отмечено, корректировке подлежит и порядок обращения взыскания на жилое помещение, которое очевидно превышает по своим характеристикам уровень обеспеченности жилплощадью (ст. 50 Жилищного кодекса РФ). Суд отметил, что указанный уровень приемлем в конкретной социально-экономической обстановке, которая и дает представление о том, какое жилье может удовлетворять разумную потребность человека в жилище.

«Назначение исполнительского иммунитета состоит не в том, чтобы в любом случае сохранить за гражданином-должником право собственности на жилое помещение, а в том, чтобы не допустить нарушения конституционного права на жилище в самом его существе», – указал КС РФ.

Первые инстанции правомерность долга признали, однако исполнительное производство не дало результата по возврату полной суммы истцу.
Более того, за годы невозврата сумма долга была проиндексирована и по состоянию на 2022 год возросла с 772 тыс. до 4 млн руб.

Взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на жилое помещение (его части), если для должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание (ч. 1 ст. 446 ГПК РФ).

В Постановлении № 15-П КС РФ также подчеркнул обязательность допущения законом обращать взыскание на единственное жилое помещение должника на основании судебного решения, при условии установления факта, свидетельствующего о несоразмерности доходов должника его обязательствам перед кредитором.

  • договоры купли-продажи;
  • соглашения о разделе имущества;
  • брачные договоры, устанавливающие правила раздела имущества;
  • мировые соглашения;
  • договоры дарения;
  • поручительства;
  • сделки, совершенные законным супругом должника.

Если должника хотят лишить единственного жилья, он может защитить его, предоставив некоторые доказательства. Во-первых, необходимо доказать, что жилье действительно единственное, приложив выписку из Единого государственного реестра недвижимости (ЕГРН) за последние несколько лет, подтверждающую, что иного жилья у должника нет и не было. Во-вторых, рекомендуется, чтобы место регистрации совпадало с адресом жилья — так получится подтвердить, что у должника больше нет другого места для проживания. В-третьих, если площадь жилого помещения превышает стандарты квартиры на одного человека, желательно, чтобы в ней проживали другие члены семьи или родственники — на несколько человек норма площади, соответственно, выше. В-четвертых, можно попробовать доказать, что единственное жилье подбиралось исходя из инфраструктуры района, в котором она находится (в районе расположены детские сады, школы, общественные организации, в которых обучаются дети должника, или же находится работа, и так далее).

В суде могут оспорить подозрительные сделки, из-за которых были нарушены имущественные интересы кредиторов и сделки с предпочтением, например, когда заемщик выплатил кредит в одном банке в ущерб остальным. Но полный перечень сделок, которые могут быть оспорены при банкротстве, включает в себя:

По закону у должника нельзя забирать единственное жилье, в котором он проживает один или вместе со своими родственниками — им гарантируются условия для нормального существования. Но по факту, лишиться единственного жилья можно, если это огромный дом, роскошный особняк или просто квартира на 100 кв.метров, поэтому в судах обычно задаются вопросом, какой объем жилья нужно оставить должнику, чтобы он нормально существовал. Поэтому суд оценивает “единственное жильё” по двум критериям: какую площадь занимает жильё и какова жилищная норма на одного человека.

  • должника нельзя оставить совсем без жилого помещения в соответствии с нормами соцнайма в том регионе и месте, где он живет;
  • суды должны учитывать размер долга и рыночную стоимость имущества, на которое наложено взыскание. То есть если долг, условно, 500 тыс. рублей, а квартира стоит 10 млн рублей, то продавать с торгов ее не станут;
  • взыскание единственного жилья не должно вынуждать должника переезжать в другое поселение, но переезд возможен, если должник согласится.

Даже единственное жильё могут забрать за долги

Гражданин должник в спешке делит имущество с женой и переписывает на неё все свои метры в рамках бракоразводного процесса. Делает он это, чтобы судебный пристав не дотянулся до недвижимости. Как бы всё чисто — супруги так решили, и Семейный кодекс должен их защищать. Но эта схема перестала работать.

Сроки давности исчисляют с момента, когда истец узнал о самой сделке. Понятно, что кредиторы «узнают» обо всём, только когда вводят банкротство. При этом разрыв между самой сделкой и появлением банкротства может составлять не более десяти лет (это максимальный срок давности в силу ГК).

Но, проиграв спор, кредиторы решили зайти с другого угла. На своём собрании они проголосовали за то, чтобы предоставить гражданину другое жильё, намного скромнее, а его роскошную квартиру продать. Часть денег решили направить на компенсацию затрат на покупку простой квартиры, остальное — отдать кредиторам. Этот подход понравился судьям.

Но проблема в том, как закон трактуют судьи. Какой объём жилья нужно оставить должнику, чтобы он «нормально существовал»? А если должник по факту не проживает в своей квартире, а сдаёт её в аренду? А если у должника много квартир, то какую ему позволят оставить?

Часто банкроты пытаются спасти кровно нажитые метры, быстро избавившись от жилья. Стратегия распространённая. К примеру, богатый гражданин имеет в собственности квартиры и дома. Он знает, что скоро придут всё отбирать, и в спешке раздаривает имущество детям или распродаёт его друзьям и партнёрам.

Защита единственного жилья от ареста и продажи: советы для должников

Единственное жилье изымать и продавать никто не будет, это единственный плюс в истории. Но рано или поздно должник уйдет из жизни, а его долги по закону перейдут наследникам. И тут у них будет лишь два выбора: либо продать квартиру и погасить долг своего родственника, либо отдавать деньги с зарплаты и других доходов.

Пример из практики: в 2022 человек подарил квартиру сестре. А в 2022 запустил процесс своего банкротства. Сделка была оспорена, квартира возвращена должнику и продана в счет погашения долга. Причины просты: суд установил, что такое отчуждение было преднамеренным шагом перед банкротством; суд посчитал, что, если человек отдал свою квартиру, значит у него есть другое жилье; должник зарегистрировался в указанной квартире только через год после переоформления, уже в ходе банкротства.

Предположим, что вас привлекли к субсидиарной ответственности или взыскали убытки. Рано или поздно по решению суда начнут работать судебные исполнители. Они обязательно найдут все имущество, зарегистрированное на должника. Единственное жилье они продать не смогут, но вот наложить законный арест — запросто.

Допустим, должник передал свою квартиру перед процедурой банкротства. Но вот по прошествии какого-то времени кредиторы выявляют эту сделку и оспаривают ее. Итог — недвижимость возвращается «герою» истории, жилье включают в конкурсную массу и пускают с молотка в счет погашения задолженности. Но все же, второй вариант может спасти ситуацию, если грамотно подойти к оформлению сделки.

Пытаясь защитить жилье, должники нередко начинают прописывать у себя всех возможных родственников. Они считают, что суд не даст выселить такое количество людей. Но такая тактика опасна. Если «переборщить», суд может посчитать такие действия злоупотреблением права. Но такой фактор действует в связке с другими (например, когда есть два жилья и должник хочет оставить себе более дорогую недвижимость).

То есть если у должника изымают квартиру, взамен ему должны предоставить жильё площадью, достаточной для проживания всех членов семьи, поясняет главный юрисконсульт «Правокард» Наталья Гребнева. Также, если должник согласится, ему могут предоставить жильё в другом городе или посёлке, но равнозначное по состоянию.

Ревков обратился в Конституционный суд. Его судьи напомнили, что есть положение, по которому взыскивать запрещено только «разумно достаточную» жилплощадь. При этом должница владеет квартирой площадью 110 квадратов — такую недвижимость можно выставить на торги, но с соблюдением нескольких условий, решил суд.

В зоне риска — при больших долгах — находится дорогое жильё, скорее даже роскошное, добавляет юрист по банкротству, финансовый консультант юридической компании Vmestodolgov Василий Черепанов. По его словам, в практике есть случаи, когда суд обязывал продать квартиру стоимостью более 35 миллионов ₽ при сумме долга около 4 миллионов ₽.

С появлением постановления Конституционного суда, скорее всего, в большинстве случаев суды по-прежнему будут обращать взыскание только на действительно дорогие объекты недвижимости, добавляет генеральный директор ООО «Институт земельного права» Фёдор Левов. При этом он советует в любом случае аккуратно и добросовестно подходить к вопросу кредитования, регулярно вносить платежи по кредитам и возвращать все долги.

В практике был случай, когда Верховный суд не разрешил отобрать у должника квартиру 40 м 2 и предоставить взамен квартиру 19 м 2 . Тогда суд пояснил, что иммунитет единственного жилья никто не отменял и квартира явно не соотносится с понятием роскошного жилья, отмечает юрист Игорь Зиневич. Но в случаях, когда единственное жильё действительно роскошное — дорогое и большой площади, судебная практика не на стороне собственника. Кредиторы лишают должника такого роскошного жилья и предоставляют взамен более скромное, говорит Зиневич.

Вот только ничего с тех пор в законе не изменилось. Но тот же Конституционный суд рассмотрел очередное дело. Мужчина в 1999 году одолжил женщине 772 тысячи рублей, а должница годами не отдавала деньги. Зато купила квартиру площадью 110 квадратных метров — причем уже после того, как было возбуждено исполнительное производство. С 1999 года долг ее вырос до 4,5 млн рублей, а должница стала банкротом.

У Конституционного суда, видимо, на этот раз терпение лопнуло. Он напомнил и про свои разъяснения 2012 года, когда постановил изменить закон для баланса интересов должников и кредиторов. Но почти за 9 лет — заметили главные судьи страны — работы не продвинулись. Это прямо так и назвали — «недопустимым законодательным бездействием», которое стало поводом для новой проверки конституционности статьи 446 ГПК.

В первую очередь переехать в менее комфортное и более дешевое жилье рискуют должники-банкроты при злоупотреблениях. Но поменять единственный дом площадью 300 квадратных метров на двухкомнатную квартиру могут и без банкротства и злоупотреблений. Тут все на усмотрение конкретного суда с учетом условий, описанных в постановлении КС.

Пока это не изменения в законе, но суды уже начнут их использовать. Это значит, что за долги по расписке или перед банком можно остаться без единственного жилья. Это не значит, что жилье совсем заберут, а должник останется на улице, — но жилищные условия могут заметно ухудшиться. Исполнительский иммунитет, который еще месяц назад защищал дома и даже офисы, может больше не сработать.

  1. Абзац 2 части 1 статьи 446 ГПК РФ больше не является безусловным исполнительским иммунитетом для единственного жилья.
  2. Суды вправе решать, что применение иммунитета, в том числе при банкротстве, не обосновано.
  3. Такое возможно, если отказ от иммунитета не лишит должника и его семью пригодного жилья.
  4. Площадь пригодного жилья должна быть не меньше нормы предоставления на условиях социального найма.
  5. Жилье взамен единственного должно находиться в том же поселении. Но если должник не против, можно переселить его в другое место.
  6. Новое жилье может обеспечить кредитор — в том порядке, что установит суд.
  7. При решении таких вопросов суд будет учитывать рыночную стоимость жилья и величину долга. Взыскание на единственное жилье стоит обращать, если это поможет погасить существенную часть задолженности.
  8. В защите жилья исполнительским иммунитетом также можно отказывать, если были злоупотребления — то есть отчуждалось другое имущество, чтобы купить единственное жилье.
Вам может понравиться =>  На Какой Косгу Отнести Приобритение Унитаза В 2022году

Обзор ВС: когда судам не следует арестовывать имущество

Арест не может быть наложен на имущество, на которое по ГПК не может быть обращено взыскание (закреплено в ч. 4 ст. 115 УПК). Поэтому, решая вопросы об аресте, судья должен убедиться, что такое правило соблюдается. Например, если некоторое помещение является для обвиняемого и его семьи единственным пригодным для постоянного проживания местом, то арестовать его нельзя. На основании именно этого обстоятельства Ломоносовский районный суд Архангельска 2 июня 2022 года отказал следователю в аресте квартиры Алексея Степанова*, которого обвиняли по ч. 6 ст. 290 УК (получение взятки в особо крупном размере). Отказать в аресте суд может, когда из поданных в суд материалов нельзя понять, попадает ли имущество под то, на которое не может быть обращено взыскание. Белорецкий межрайонный суд Республики Башкортостан 22 октября 2022 года отказал в аресте имущества Сергея Иванова, так как из материалов не было понятно, является ли это жилье единственным пригодным для совместного проживания. Эта же ч. 4 ст. 115 УПК является основанием для отмены ареста в апелляции, если суд первой инстанции не учел эту часть удовлетворении ходатайства.

ВС напомнил, что по ч. 1 ст. 115 УПК арест может быть наложен только на имущество обвиняемого/подозреваемого, но суды должны проверять, действительно ли названное в ходатайствах имущество принадлежит этим лицам. Только в случаях, когда из материалов дела с очевидностью следует, что имущество у третьих лиц фактически принадлежит обвиняемому или приобретено им на доходы, которые были получены от преступлений, суды могут обоснованно такое имущество арестовать. В качестве примера приводится решение Пятигорского городского суда Ставропольского края от 28 ноября 2022 года. Тогда под арест попала гостиница. Она находилась в собственности у некого ООО, учредителями которого были близкие родственники обвиняемого по ч. 4 ст. 159 УК (мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере). Тогда суд установил, что гостиница была куплена на преступные доходы, а на третьих лиц оформлена, чтобы скрыть доходы. Арест суд наложил, чтобы обеспечить возмещение ущерба бюджету (около 82 млн руб.)

В Горно-Алтайском городском суде Республики Алтай 27 августа 2022 года судья арестовал автомобиль и земельный участок Зинаиды Сергеевой*, которую подозревали по ч. 3 ст. 160 УК (присвоение) на сумму 643 000 руб. В постановлении было отмечено, что ходатайство было заявлено «в целях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска и взыскания штрафа». При этом санкция по статье составляет 100 000–500 000 руб., а иск заявлен на сумму 770 000 руб.

ВС обратил внимание, что «качество материалов, представляемых в суд органами, осуществляющими предварительное расследование, не всегда отвечает предъявляемым требованиям». Судья должен выяснить (по ч. 1 и 2 ст. 165 УПК), подсудно ли ходатайство суду, находится ли уголовное дело в производстве следователя или дознавателя, который такое ходатайство подал, и содержит ли сам документ сведения, необходимые для ареста и другие материалы. Если требования к ходатайствам и подсудности не выполняются, то суды возвращают их следователям и дознавателям. 12 апреля 2022 года судья Ухтинского городского суда Республики Коми вернул ходатайство о наложении ареста на имущество следователю, так как в предоставленных документах не было постановления о соединении уголовных дел и принятии следователем этого дела (после соединения) к производству. То есть суд не мог установить, подало ли ходатайство уполномоченное должностное лицо.

ВС отмечает, что анализ судебной практики показывает, что суды при разрешении ходатайств следователя, дознавателя о наложении ареста на имущество обвиняемого по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 115 УПК, в основном правильно применяют положения закона. Значительная часть ходатайств об аресте имущества рассматривается по уголовным делам о коррупционных преступлениях.

Квартира попала под арест

Но с арестом квартиры ответчица не согласилась. Она пошла в другой райсуд с заявлением, в котором оспаривала вынесенное приставом постановление по аресту жилья. В обоснование своего иска гражданка написала, что квартира — единственное место проживания для нее и ее маленького сына, поэтому ее нельзя арестовать.

В своем определении Судебная коллегия по гражданским делам указала, что арест в качестве исполнительного действия может быть наложен приставом «в целях обеспечения исполнения решения суда, содержащего требования об имущественных взысканиях» (статьи 64 и 80 Закона об исполнительном производстве). По мнению Верховного суда, несмотря на то что в статье 446 ГПК запрещается обращать взыскание по исполнительным документам на единственное жилье должника, арестовывать такое жилье можно, потому как арест взысканием не является. Это разные действия.

Кредитор и судебный пристав обиделись на такой вердикт и написали жалобу в Санкт-Петербургский городской суд. В апелляции сказано, что арест квартиры был сделан «не с целью обращения на него взыскания, а как самостоятельная мера принудительного исполнения, предусмотренная законом об исполнительном производстве». Но горсуд не поддержал пристава и кредитора. Апелляция заявила, что их довод «основан на неверном толковании действующего законодательства». Суд сказал, что предпринятая приставом мера не входит в перечень оснований для наложения ареста.

В том постановлении сказано, что арест жилого помещения, являющегося единственным для постоянного проживания должника-собственника и его семьи, равно как и установление запрета на распоряжение этим имуществом (в том числе вселение и регистрацию иных лиц), не могут быть признаны незаконными, если эти меры приняты судебным приставом-исполнителем, чтобы должник не мог распорядиться недвижимостью в ущерб интересам взыскателя. (Дело N 78-КГ15-42)

И суд уточнил, что ограничения права пользования квартирой и обращения на нее взыскания, а именно — изъятия квартиры и ее реализации либо передачи взыскателю, этот арест не предусматривает. Жить как жила должница в своей квартире может спокойно, но после наложения ареста женщина не сможет распорядиться жильем. То есть продать его, подарить или поменять.

По нашему мнению, до недавнего времени повсеместно действовал подход, согласно которому обращение взыскания на единственное жилье, являющееся предметом ипотеки, было возможно только в случае целевого кредита (займа). Подобный подход основывался на толковании специальной нормы, содержащейся в п. 1 ст. 78 Закона об ипотеке.

Помимо изложенного, этот же подход был обнаружен в постановлении Президиума ВАС РФ от 26.11.2013 по делу № А65-15362/2009-СГ4-39, когда суд прямо указал, что: «Из пунктов 1 и 2 статьи 6, пункта 1 статьи 50 Федерального закона от 16.07.1998 № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (далее – Закон об ипотеке) следует, что залогодержатель вправе обратить взыскание на квартиру, заложенную по договору об ипотеке, для удовлетворения за счет этой квартиры требований, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обеспеченного ипотекой обязательства, причем независимо от того, на какие цели предоставлен заем (кредит); сам по себе факт наличия у гражданина-должника жилого помещения, являющегося для него и членов его семьи единственным пригодным для постоянного проживания, не препятствует обращению взыскания на него, если оно обременено ипотекой.

Был сделан вывод о том, что «обращение взыскания на заложенную квартиру возможно как в случае, когда такая квартира заложена по договору об ипотеке (независимо от того на какие цели предоставлен заем (кредит)), так и по ипотеке в силу закона; наличие у гражданина-должника жилого помещения, являющегося единственным пригодным для постоянного проживания помещением для него и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, не является препятствием для обращения на него взыскания, если соответствующее жилое помещение является предметом ипотеки (договорной или законной).» (указанные выводы содержатся и в более поздних судебных актах Верховного Суда РФ, например, в Определении Верховного Суда РФ от 06.08.2013 № 24-КГ13-4).

Ловкость рук и никакого мошенничества, наверно так можно было бы подумать? Тем не менее, толкование правовых норм, допускающих изъятия в иммунитете и обращение взыскания на единственное жилье возможно. Хотя, напомним, что в Постановлении КС РФ №11-П о таком варианте толкования мы ничего не нашли.

Пункт 1 статьи 78 Закона об ипотеке регулирует лишь особенности прекращения права пользования жилым домом или квартирой при обращении залогодержателем взыскания на них в ситуации, когда дом или квартира были заложены по договору об ипотеке либо по ипотеке в силу закона в обеспечение возврата кредита или целевого займа, предоставленных банком или иной кредитной организацией либо другим юридическим лицом на приобретение или строительство таких или иных жилого дома или квартиры, их капитальный ремонт или иное неотделимое улучшение. Выводы судов о том, что положения указанного пункта устанавливают исполнительский иммунитет в отношении единственного пригодного для постоянного проживания помещения, переданного в ипотеку, ошибочны».

Процесс ареста состоит из нескольких этапов. После удовлетворения заявления взыскателя судебный пристав составляет опись имущества. Также готовятся документы о проведенных мероприятиях, о принятых мерах в отношении собственности должника. Если определенные предметы будут изыматься, эти факты указываются документально.

  • приусадебные участки, на которых выстроены какие-то домики и другие строения — если этот участок и дом является единственным жильем (но не предметом ипотеки);
  • бытовые предметы, техника, мебель, аксессуары;
  • профессиональный инструмент и оборудование стоимостью до 10 тыс. рублей;
  • денежные средства в размере до 1 МРОТ;
  • еда, продукты питания;
  • домашние животные, если должник не ведет коммерческую деятельность с их участием. Например, арестовать и изъять домашнего питона, с которым человек предлагает курортникам фотографироваться на пляжах Краснодарского края за деньги, суд может. Правда, не очень понятно, что же с этим питоном дальше делать.
  1. Изъятие нередко касается вещей, которые не принадлежат должнику. Например, это может быть дорогостоящий ноутбук родственника, фототехника родителей и так далее. При описи заинтересованные лица могут предъявить документы, которые подтверждают факт принадлежности — в таком случае приставы не вправе арестовывать и описывать чужое имущество.
  2. Арест и изъятие нередко проводятся в съемных квартирах, где проверить принадлежность имущества затруднительно.
  1. Арест на основании постановления судебного органа, где указана сумма или определенные объекты.
  2. Арест с целью обеспечить неприкосновенность собственности.
  3. Арест на основании определения суда, которым предусматривается дальнейшее изъятие и продажа имущества.

Но при этом дом (или квартира) остаются в собственности у должника. Он может и дальше проживать в нем, пользоваться жильем, он по-прежнему обязан оплачивать коммунальные услуги. У него остается право пользования . А вот после конфискации это право теряется — человек больше не может распоряжаться недвижимым имуществом.

Если приставы арестуют единственное жилье у человека, то ему придется жить на улице. Это очень печально как то. У меня коллега раньше работала приставом и рассказывала, как ей приходилось выселять дедушку, у него уже ничего не было и вот собрал он вещи и вышел. Она говорила, что жалко его было, а что делать?

Согласно абз. 2, 3 п. 1 ст. 446 ГПК, обращение взыскания на единственное жилье должника, а также на землю, на которой оно расположено, запрещено. Законодатель установил имущественный иммунитет в отношении такой недвижимости. Это значит, что жилье нелья изъять, независимо от следующих факторов:

Такой подход не только сложен в плане реализации (неясно, как и почему пристав должен рассматривать вопрос выделения доли жилья в натуре), но и противоречит действующему законодательству. Ведь ст. 446 ГПК прямо запрещает обращать взыскание на единственное жилье, без определения его качественных и количественных характеристик.

По мнению челябинских судей (дело № 33-8749/2010, Челябинский областной суд), обозначение таких пределов особенно актуально в ситуациях, когда единственное жилье должника является дорогостоящим и значительно превышает в размерах лимиты, необходимые семье для нормального существования.

Альтернативный вариант – арест на этапе исполнительного производства, наложенный судебным приставом. Важно: арест в этом случае накладывается не для обращения взыскания, а для того, чтобы обеспечить исполнение судебного решения, что следует отобразить в постановлении пристава о наложении ареста.

Заберут ли квартиру за неуплату кредита в 2022

К ним относятся возраст, состав семьи и род деятельности. В случае признания должника банкротом с учетом интересов кредиторов должника необходимо проверить, является ли это жилье роскошным. Если кредиторы сочтут жилье роскошным, то квартиру включат в конкурсную массу и реализуют на торгах.

Вам может понравиться =>  Льготы Для Инвалидов 2 Группы В 2022 В Санкт-Петербурге

Вернуть проданное жилье не получится, а если дело дойдет до судебного разбирательства, этих людей, скорее всего, выселят из жилплощади. Но слушание дела может затянуться, особенно если в квартире прописаны граждане, относящиеся к незащищенным слоям населения: несовершеннолетние, пожилые люди и инвалиды.

Еще в 2012 году суд рекомендовал законодателю запретить обращение взыскания на единственное жилье, достаточное для удовлетворения потребности в жилье должника и членов его семьи. То есть, нужно было разработать механизм обмена или реализации единственного жилья с соблюдением прав должника. Но законодатель его не разработал, поправки в Гражданский процессуальный кодекс не были внесены.

Когда жилье является залогом по кредитному договору, квартиру могут забрать. Поэтому лучше подстраховаться на все случаи жизни. Рекомендуется в качестве превентивных мер заключить с банком договор, касающийся реструктуризации долговых обязательств. Если банк отказывается с вами заключать его, то надо обратиться в суд.

  • когда долг по кредиту составляет не меньше 80% среднерыночной стоимости квартиры в регионе проживания должника;
  • если жилая площадь находится в залоге банковской организации;
  • если должник является представителем малого бизнеса (все ИП отвечают перед банком имеющимся имуществом).

Обращение взыскания на единственное жилье должника

В период брака по договорам купли-продажи ими приобретены следующие жилые помещения: жилой дом площадью 491,7 кв. м. и квартира общей площадью 31,4 кв. м). Вступившим в законную силу решением суда отказано в удовлетворении иска о разделе совместно нажитого имущества, прекращении права собственности и признании права собственности, в том числе в отношении 1/2 доли в праве собственности на квартиру, расположенную по адресу: г. Ростов-на-Дону, ул. Социалистическая, 111, кв. 4, общей площадью 31,4 кв. м. Суд отметил, что зарегистрированное право собственности на квартиру у должника отсутствует. Из материалов дела следует, что бывшие супруги находятся в неприязненных отношениях, в связи с чем проживание должника в квартире бывшей супруги очевидно будет носить временный характер. За должником зарегистрировано право собственности на 1/2 доли указанного домовладения. Должник зарегистрирован по месту жительства в доме, об исключении которого подано заявления. Это жилье для должника является единственным. Сам по себе тот факт, что Сербин Александр Иванович временно не живет в жилом доме, не лишает его права на жилище, гарантированного ч.1 ст.40 Конституции РФ, и поэтому не может рассматриваться как обстоятельство, исключающие применение к указанному дому исполнительского иммунитета. Действующим законодательством презюмируется учет мнения должника при определении жилого помещения, подлежащего исключению из конкурсной массы, и право должника на выбор места пребывания и жительства. При таких обстоятельствах, даже при доказанности наличия у должника иного жилого помещения, он вправе реализовать свое право на исключение жилого помещения, в котором проживает, из конкурсной массы. Мнение должника в данном случае выражено подачей заявления об исключении из конкурсной массы спорного жилого помещения. При таких обстоятельствах, учитывая конституционный принцип свободы выбора места жительства, а также конкретные обстоятельства данного спора, суд кассационной инстанции соглашается с выводами апелляционного суда о необходимости исключить из конкурсной массы вышеуказанное имущество (единственное для должника жилое помещение).Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 12.08.2022 по делу№ А53-42967/2022

Суды приняли во внимание наличие у должника права на иное жилое помещение, а именно, приобретенную в браке двухкомнатную квартиру, которая исключена из конкурсной массы Худобиной Р.В. как единственное жилье. Как указал суд кассационной инстанции в постановлении от 14.01.2022 по настоящему делу, несмотря на то, что право собственности на вышеназванную квартиру зарегистрировано за бывшей супругой должника Худобиной Р.В., данная квартира была приобретена ими в браке и является их совместной собственностью. Нежелание Худобина И.В. воспользоваться своим правом на указанную квартиру, не должно повлечь нарушение прав его кредиторов на максимально возможное удовлетворение своих требований, предъявленных к должнику.Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 08.10.2022 по делу № А35-12644/2022

Суды, установив, что Тороповы состоят в зарегистрирован браке, совместно проживают (доказательств обратного не представлено), квартира № 30 исключена из конкурсной массы в деле о банкротстве Тороповой А.В., поскольку признана единственным жилым помещением пригодным для ее проживания, суд пришли к правомерному выводу об отсутствии оснований для признания спорного имущества единственным пригодным для постоянного проживания должника и отказе в удовлетворении заявления. В рассматриваемом случае, Торопов Е,С., являясь членом семьи Тороповой А.В., в силу положений статьи 31 СК РФ обладает правом проживания в квартире № 30, принадлежащей его супруге и несовершеннолетним детям, следовательно его жилищные права не нарушены. Судами верно приняты во внимание установленные решением суда обстоятельства совершения Тороповым Е.С. намеренных недобросовестных действий по отчуждению спорного имущества в пользу близкого родственника с целью исключения возможности обращения взыскания на указанное имущество и позиция Торопова Е.С. о том, что 1/5 доли в праве на квартиру N 8 подарена бабушке с целью возврата ей принадлежащего с момента приватизации имущества, в квартире он не проживает, коммунальные услуги не оплачивает. Указанная позиция Торопова Е.С., в том числе, свидетельствует о том, что он не рассматривал спорное имущество в качестве объекта для проживания.Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 18.11.2022 по делу № А46-23519/2022

Судебная практика по вопросу обращения взыскания на единственное жилое помещение должника стремительно развивается и за последние 6 месяцев произошло много всего интересного: нам разрешили и сразу же запретили предоставлять замещающее жилое помещение, применение исполнительского иммунитета считали злоупотреблением правом и сразу же говорили, что это ошибочно, а также практика пополнилась множеством интересных позиций.

Полагая, что договор дарения от 13.04.2022 заключен в ущерб имущественным интересам кредиторов должника, финансовый управляющий оспаривал законность сделки на основании пункта 2 статьи 61.2 Закон о банкротстве) и ст.10 ГК РФ. Принимая во внимание проживание должника и его сына в жилом доме, расположенном на земельном участке, суд апелляционной инстанции указал на отсутствие факта причинения вреда кредиторам должника, в связи с чем отказал финансовому управляющему в удовлетворении его требований. Вместе с тем апелляционным судом не учтено, что решением Краснознаменского районного суда Калининградской области от 12.03.2022 за Железниковым А.В. признано право собственности на 1/2 долю квартиры в г. Краснознаменск, ул. Майская д. 4 кв. 1, общей площадью 49,6 кв. м; кроме того, в период зарегистрированного брака супругами Железняковыми на основании договора купли-продажи от 17.01.2007 приобретена двухкомнатная квартира по адресу: г. Калининград, ул. Грига, дом 13, кв. 22, общей площадью 42,80 кв. м, раздел которой также произведен только в 2022 году. Данные обстоятельства подтверждены представленными в материалы дела доказательствами при рассмотрении настоящего обособленного спора судом первой инстанции. Суд апелляционной инстанции никак не мотивировал необходимость предоставления должнику дома площадью 117,3 кв. м и земельного участка площадью 3000 кв. м в качестве единственного жилого помещения пригодного для постоянного проживания гражданина-должника и членов его семьи, в то время как действующим законодательством установлены нормы площади жилого помещения, исходя из которого определяется уровень обеспеченности граждан общей площадью жилого помещения и которая устанавливается органом местного самоуправления. Таким образом, на момент дарения сыну спорного дома и земельного участка они не были для должника единственным пригодным для проживания жилым помещением, по данному адресу не было определено место жительства несовершеннолетнего.Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 05.11.2022 по делу №А21-150/2022

ВС РФ подтвердил возможность изъятия единственного жилья у банкрота

Этот иммунитет установлен статьей 446 Гражданского кодекса РФ и гарантирует гражданам-должникам сохранение в собственности их единственного жилья — за исключением заложенного по ипотеке. Но еще в 2012 году КС РФ заявил, что это правило на дорогостоящую недвижимость не должно распространяться, и обязал законодателя выработать критерии определения «роскошности» жилья, чтобы взамен него владельцам приобреталось жилище поскромнее. Затем, так и не дождавшись законодательных изменений, в апреле 2022 года КС РФ объявил, что суды вправе сами — в зависимости от обстоятельств дела — решать, сохранять за должником единственное жилье или нет, а также определять порядок предоставления кредитором должнику замещающего жилья. При этом в отказе от исполнительского иммунитета должен быть реальный смысл с точки зрения удовлетворения требований кредиторов, добавил КС РФ.

Во-первых, в процедуре банкротства приобрести замещающее жилье может не только кредитор, но и финансовый управляющий «за счет выручки от продажи имущества должника, находящегося в наличии», считает ВС РФ. В этом случае для обеспечения конституционного права должника и членов его семьи на жилище условия сделок купли-продажи должны быть сформулированы таким образом, чтобы право собственности должника на «роскошное» жилье прекращалось не ранее возникновения права собственности на более скромное. Также должна быть предусмотрена возможность прекращения торгов по продаже излишнего жилья, если цена упала ниже той, при которой с учетом покупки замещающего жилья не произойдет эффективное пополнение конкурной массы.

Во-вторых, вопрос об ограничении имущественного иммунитета должен сначала выноситься на обсуждение собрания кредиторов, которое созывается финансовым управляющим. На нем свое мнение могут высказать каждый из кредиторов, должник, управляющий и иные заинтересованные лица. И только после этого суд может утвердить условия и порядок предоставления замещающего жилья.

Москва. 4 августа. INTERFAX.RU — Скромное жилье взамен единственного, но «роскошного» гражданину-банкроту может приобрести не только кредитор, но и финансовый управляющий за счет средств конкурсной массы, а сам вопрос о целесообразности этих сделок для погашения долга до обращения в суд должен обсуждаться на собрании кредиторов, заявил Верховный суд (ВС) РФ. Он впервые озвучил свое видение порядка изъятия единственного жилья у банкротов, после того как Конституционный суд (КС) РФ разрешил судам игнорировать иммунитет на сохранение единственного жилья за должниками.

Балыков задолжал Россельхозбанку 34,68 млн рублей. Эта сумма была с него взыскана как с поручителя по кредиту ООО «ВостокИнвест», в котором ему принадлежит 50%. В рамках дела о банкротстве он попытался спасти от реализации свой земельный участок в 21 сотку и дом площадью 366,4 кв. м на нем со ссылкой на то, что это единственное жилье. Но суды двух инстанций ему в этом отказали, заподозрив его в злоупотреблении правами и попытке искусственно наделить дом и участок имущественным иммунитетом. Дело в том, что дом был построен еще в 2012 году, но право собственности на него Балыков оформил через два дня после признания банкротом — 16 января 2022 года, а в мае 2022 года выписался из квартиры матери и зарегистрировался в нем как по месту жительства.

Наглядный пример: Гражданин, из-за потери постоянного места работы, вынужден 2 месяца не платить по ипотечному кредиту. У него образовалась задолженность в размере 40 тыс. руб. Банк подал заявление в суд на взыскание в счет долга заложенной квартиры, стоимость которой 2 млн. руб. Соответственно, организации в этом было отказано, так как сумма долга значительно меньше цены квартиры.

  • жилплощадь, находящаяся в собственности должника в единственном числе;
  • земельный надел, на котором располагается жилое строение;
  • предметы домашнего обихода и вещи, находящиеся в личном пользовании;
  • объекты, необходимые для профессиональной деятельности, стоимость которых не превышает 100 МРОТ;
  • домашние животные, птицы;
  • денежные средства в размере суммы одного прожиточного минимума.

Наложение ареста на квартиру с последующим изъятием реально, когда лицо, задолжавшее большую сумму по алиментам, пытается всячески скрыть свое имущество и место работы. Если накопившаяся сумма соизмерима со стоимостью жилой площади, в которой проживает злостный алиментонеплательщик, то пристав имеет все права оформить арест.

  1. Пристав сообщает о вынесенном решении в судебном порядке, согласно которому на личное имущество налагается запрет.
  2. Сначала арестовывают денежные средства на счетах. Если этого недостаточно, то действия распространяются на другое имеющееся имущество, в том числе и недвижимое.
  3. Пристав лично посещает должника и на месте составляется акт, в присутствии понятых.
Вам может понравиться =>  На Материнский Капитал Нужен Поручитель?

В юридической практике часты случаи, когда путают понятия наложение взыскания на имущество и арест недвижимости. В первом случае производится принудительное изъятие с выселением. Затем имущество продается с торгов, и вырученная сумма идет на покрытие долгов. Под арестом подразумевается наложение ограничений, но жилая площадь остается в пользовании должника.

«Единственное жилье по общему правилу забирать нельзя. Это первое. Второе — есть исключения. Они заключаются в том, что, если жилье большое или даже огромное, и оно больше норм, по которым предоставляется социальное жилье, то в этих случаях это единственное жилье возможно [изъять], если кредиторы [предоставят] другое, меньшее жилье взамен вот этого большего», — подчеркнул Павел Крашенинников.

«Верховный суд специально подчеркнул, что можно эту операцию совершить только тогда, когда это [новое] жилье передано должнику. То есть можно отобрать вот это огромное жилье только тогда, когда было предоставлено другое жилье. Еще Верховный суд говорит о том, что должны быть учтены технические характеристики, количество членов семьи и т.д. На мой взгляд, это справедливо и такое решение возможно», добавил он

Верховный суд России разрешил конкурсным управляющим изымать единственное жилье банкрота. Глава Комитета по государственному строительству и законодательству, председатель АЮР Павел Крашенинников в разговоре с «Дума ТВ» разъяснил порядок проведения данной процедуры.

При этом приобретать новое жилье для должника будут кредиторы. Мэрия и местная администрация квартиры предоставлять не будет, заметил глава думского комитета. Павел Крашенинников отдельно обратил внимание на то, что речи об изъятии изначально небольших квартир или загородных домов не идет.

Как отметил парламентарий, вопрос изъятия у должников единственного жилья поднимается уже несколько лет. Недавно Конституционный суд решил, что единственное жилье банкрота изымать можно. С этим же согласился и Верховный суд. Однако есть ряд условий, которые должны исполнятся в обязательном порядке.

  • Если квартира или дача – это единственная жилая площадь должника и членов его семьи. Вторым условием является отсутствие иных видов собственности кроме как единственная квартира.
  • При наличии несовершеннолетних детей, проживающих в семье должника в единственной квартире. В данном случае арест не производится ввиду ущемления прав детей в отношении жилой площади. Соответственно, изъятие невозможно даже в том случае, если долги сравнялись или превысили стоимость квартиры.
  • Земельный участок. В данном случае речь идет о приусадебной земле или участке под домом. По закону, отчуждение недвижимости происходит вместе с основанием – землей, которая не входит в перечень подлежащей изъятию собственности.
  • Бытовые вещи. Здесь выделяют предметы домашнего обихода и личные вещи должника. На них также не может быть наложен арест по долгам.
  • Предметы профессионального рода деятельности. Ярким примером является ноутбук, если должник занимается писательской деятельностью или участвует в брокерских торгах. Но если общая сумма имущества превышает 100 МРОТ, то оно выпадает из общего перечня и подлежит аресту.
  • Животные и растения. Под данной группой понимаются домашняя живность (КРГ, птицы) и семена растений, необходимые для обеспечения жизни должника и членов его семьи.
  • Финансы. Под финансами понимается сумма, составляющая не менее прожиточного минимума для комфортного жизнеобеспечения должника и его семьи.
  • Иное имущество. Указанный вид имущества не может быть объектом взыскания по долгам, какими бы внушительными они ни были. В нашем случае интерес представляет единственное жилье должника, условия взыскания которого были дополнены рядом законодательных положений.
  • Нововведения в законодательную и судебную базу
  • В 2022 году Верховным Судом РФ было принято постановление, согласно которому судебные приставы получили полномочия на арест единственного жилья за долги. Другими словами, постановление внесло изменение в ст. 466 ГПК РФ. Однако вместе с тем появился и официальный комментарий такого решения.

При аресте единственное жилье остается у должника. Но при этом суд устанавливает ограничение на распоряжение этим имуществом (передачу в дар, сдачу в наём, купля-продажа, включение в наследство). Иными словами, должник и члены его семьи продолжают проживать в квартире, которая получает статус арестованной или ограниченной в обороте.

И если раньше процедура касалась лишь движимого имущества и денежных доходов, то с 2022 года утвердили положение Верховного Суда РФ о законности ареста единственного жилья должника. Но несмотря на всю серьезность подхода, условия ареста предусматривают свои особенности. Ниже мы расскажем о том, можно ли подвергнуть изъятию недвижимости по долгам?

Юридическая практика знает немало примеров, когда один термин заменялся на более выгодный, тем самым переворачивая ход дела с ног на голову. В нашем случае, важно различать обращение взыскания на имущество и арест недвижимости по долгам. На первый взгляд равнозначные термины существенно отличаются.

Арест имущества должника судебными приставами

  1. Арест на основании постановления судебного органа, где указана сумма или определенные объекты.
  2. Арест с целью обеспечить неприкосновенность собственности.
  3. Арест на основании определения суда, которым предусматривается дальнейшее изъятие и продажа имущества.

Далее, если в отношении должника в самом деле проводится исполнительное производство, на портале будут показаны соответствующие дела с указанием подробностей. Узнать информацию или связаться с приставом-исполнителем можно по указанным контактным данным. Они будут представлены на портале вместе с номером исполнительного производства и другими пунктами дела.

  1. Сроки ареста определяются судебным приставом.
  2. Имущество, которое подвергалось аресту, по стоимости должно отвечать сумме задолженности по кредиту или другому просуженному долгу.
  3. До момента проведения аукциона имущество может находиться у должника.
  • классическая шапка: куда направляется заявление, кому и от кого;
  • номер исполнительного листа;
  • данные по судебному решению;
  • сроки и факты того, было ли добровольное погашение должником;
  • суммы, которые уже были внесены;
  • прошение об аресте.
  • приусадебные участки, на которых выстроены какие-то домики и другие строения — если этот участок и дом является единственным жильем (но не предметом ипотеки);
  • бытовые предметы, техника, мебель, аксессуары;
  • профессиональный инструмент и оборудование стоимостью до 10 тыс. рублей;
  • денежные средства в размере до 1 МРОТ;
  • еда, продукты питания;
  • домашние животные, если должник не ведет коммерческую деятельность с их участием. Например, арестовать и изъять домашнего питона, с которым человек предлагает курортникам фотографироваться на пляжах Краснодарского края за деньги, суд может. Правда, не очень понятно, что же с этим питоном дальше делать.

Изъятие единственного жилья банкрота: прецедент или никакой сенсации

Опрошенные Циан.Журналом эксперты разделились во мнениях: кто-то считает подобную ситуацию опасной для простых россиян — тех, у кого не получилось вовремя вернуть скромный потребительский кредит, другие полагают, что сенсации пока не произошло — надо дождаться окончательного исхода дела.

В 2013 году законодатели пытались внести изменения в статью 446 Гражданского процессуального кодекса об имуществе, на которое не обращается взыскание по исполнительным документам, рассказывает юрист и эксперт в области безопасности сделок с недвижимостью Олеся Бухтоярова.

Затем банку приходится обращаться в суд, но судиться с такими должниками непросто: апелляции, переносы заседаний и вмешательство органов опеки (ведь речь идет об ухудшении жилищных условий детей) затягивают процесс на долгие месяцы, а чаще — и годы. Всё это время семья продолжает фактически бесплатно жить в квартире, а некоторым (но не всем) впоследствии удается отбояриться от штрафов и пеней.

А вот адвокат Станислав Станкевич уверен, что никакой сенсации не случилось, ведь точка в истории Владимира Балыкова еще не поставлена. Дело было отправлено на пересмотр из-за того, что судьи, ранее рассматривавшие это дело, оказались недостаточно внимательны к его деталям.

Нововведения предполагали, что единственное, но роскошное жилье гражданина-должника может быть реализовано на торгах. Но законодательная инициатива так и не дошла до чтений: не удалось определить, кто будет реализовывать имущество таких должников и в каком порядке будет происходить этот процесс — в частности, кто будет приобретать для должника новое, более простое жилье и по каким нормам жилой площади оно будет предоставляться.

Артур Зурабян пояснил, что преодоление иммунитета, по мнению КС, предполагает обеспечение баланса интересов должника и членов его семьи на достойное проживание и его кредиторов на пропорциональное удовлетворение требований, при этом Суд предложил несколько критериев. «Во-первых, отказ от исполнительского иммунитета должен иметь реальный смысл именно как способ и условие удовлетворения требований кредиторов, а не карательная санкция (наказание) за неисполненные долги и не средство устрашения должника угрозой отобрания у него и членов его семьи единственного жилища. Во-вторых, обращение взыскания на жилое помещение на основании судебного решения возможно только в том случае, если суд установит не одно лишь формальное соответствие жилого помещения критериям, позволяющим преодолеть в отношении него исполнительский иммунитет, но и несоразмерность доходов гражданина-должника его обязательствам перед кредитором (взыскателем) в отсутствие у него иного имущества, на которое взыскание можно было бы обратить. Стоимость такого жилья должна определяться на базе независимой оценки», – отметил эксперт.

Он добавил, что суды вправе отказать гражданам-должникам в защите прав, образующих исполнительский иммунитет, если само приобретение жилья, формально защищенного таким иммунитетом, состоялось со злоупотреблениями. Среди значимых обстоятельств могут фигурировать, в частности, время присуждения долга взыскателю, время возбуждения исполнительного производства, суммы соответствующих сделок и других операций (действий), если должник вследствие их совершения отчуждал деньги, имущественные права, иное свое имущество, чтобы приобрести (создать) объект, защищенный исполнительским иммунитетом.

«Назначение судом по ходатайству кредиторов оценки рыночной стоимости жилого помещения, подпадающего под исполнительский иммунитет, Конституционный Суд РФ признает предпочтительным либо необходимым в зависимости от обстоятельств дела, поскольку установление этой стоимости может иметь решающее значение в определении оснований к применению указанного исполнительского иммунитета либо к отказу от его применения. Вместе с тем, в частности, должно быть учтено соотношение рыночной стоимости жилого помещения с величиной долга, погашение которого в существенной части могло бы обеспечить обращение взыскания на жилое помещение, поскольку отказ от исполнительского иммунитета должен иметь реальный смысл именно как способ и условие удовлетворения требований кредиторов, а не карательная санкция (наказание) за неисполненные долги и не средство устрашения должника угрозой отобрания у него и членов его семьи единственного жилища», – указал КС, добавив, что тем самым отказ при определенных обстоятельствах от применения исполнительского иммунитета не может нарушать конституционные гарантии.

Тогда же КС отметил, что судам, участникам исполнительного производства и другим субъектам нужны общие нормативные ориентиры в определении достаточного уровня обеспеченности жильем гражданина-должника и членов его семьи. При этом он счел возможным воздержаться от признания не соответствующим Конституции абз. 2 ч. 1 ст. 446 ГПК, указав на необходимость изменений гражданского процессуального законодательства, регулирующего пределы действия имущественного (исполнительского) иммунитета применительно к единственному жилью гражданина-должника и членов его семьи. Речь шла об обеспечении возможности удовлетворения имущественных интересов кредитора (взыскателя), когда соответствующий объект недвижимости по своим характеристикам явно превышает уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности гражданина-должника и членов его семьи в жилище, а также гарантии для таких лиц сохранения жилищных условий, необходимых для нормального существования. Дело в том, что в противном случае на практике возник бы риск произвольного определения соответствующих критериев в отношениях, характеризующихся высокой степенью социальной уязвимости людей.

Адвокат, руководитель практик разрешения споров и международного арбитража ART DE LEX Артур Зурабян назвал комментируемое постановление КС очень долгожданным и значимым для практики. «За последние несколько месяцев вопрос обращения взыскания на единственное жилье несколько раз доходил до Верховного Суда, это дела № А50-34786/2022 (Определение от 28 января 2022 г. № 309-ЭС20-15448) и А71-16753/2022 (Определение от 29 октября 2022 г. № 309-ЭС20-10004). И принятые ВС судебные акты неоднозначно оценивались в юридическом сообществе», – отметил он.

Adblock
detector