Незаконно Приобретенное Право Может Ли Быть Объектом Преступления

Объект преступлений против собственности

Обращает на себя внимание формулировка, использованная Пленумом Верховного Суда РФ в Постановлении от 25 апреля 1995 г. N 5 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» *(29) (далее — Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г.): «Дела о преступлениях против чужой, в том числе и государственной, собственности являются делами публичного обвинения и не требуют для их возбуждения, производства предварительного расследования и судебного разбирательства согласия собственника или иного владельца имущества, ставшего объектом преступного посягательства (выделено мною. — Н.Л.)». По вышеприведенным причинам, думаю, эта формулировка неверна.

24. В уголовно-правовой науке обычно оговаривается, что для признания имущества предметом посягательств на собственность, по общему правилу, не имеет значения, в каком — законном или незаконном — владении находится имущество на момент совершения преступления *(38). Действия лица преступны как в том случае, когда оно похищает или уничтожает какую-либо вещь, находящуюся у законного владельца, так и в том случае, когда она находится у незаконного приобретателя, в том числе у похитителя *(39). В уголовном праве в этих случаях вспоминают присказку: «Вор у вора дубинку украл» и называют их «хищением похищенного» или «кражей краденого».

27. Правовая оценка содеянного меняется, если похищаются, уничтожаются или повреждаются предметы из могилы. Захороненные в могиле предметы ничьей собственностью уже не являются, поскольку собственники сознательно отказались от этих предметов. При этом неправильно исходить в данной ситуации только из стоимости предметов, использованных для погребения. Стоимость выброшенной вещи, не нужной конкретному собственнику, может быть значительной, однако завладение ею не становится от этого преступным. Важно волеизъявление собственника. В нашем случае оно таково, что позволяет сделать совершенно однозначный вывод: собственник (законный владелец) раз и навсегда отказался от своих правомочий (всей триады) в отношении имущества, которое находится в могиле.

4. Форма собственности не имеет квалифицирующего значения; она может быть любой, предусмотренной законом. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 25 апреля 1995 г. специально отметил: «Поскольку закон не предусматривает: дифференциации ответственности за: преступления в зависимости от формы собственности, определение таковой не может рассматриваться обязательным элементом формулировки обвинения лица, привлеченного к уголовной ответственности».

6. Следует отметить, в то же время, что одно из преступлений против собственности — вымогательство — может иметь предметом не имущество, а действия имущественного характера. Однако это скорее исключение, чем правило, для всех преступлений против собственности, и для вымогательства, в частности.

Некоторые виды преступлений, в сфере незаконной предпринимательской деятельности и их характеристика

Крупный ущерб может состоять как в реальном ущербе, так и в упущенной выгоде. Оценка ущерба определяется судом исходя из обстоятельств дела. Для квалификации преступления крупный ущерб должен находиться в причинной связи как с действиями по созданию коммерческой организации, так и с бездействием в виде невыполнения обязанностей, вытекающих из её учредительных документов. Лжепредпринимательство — материальный состав преступления. Преступление является оконченным в момент причинения крупного ущерба гражданам, организациям или государству.

Порядок реализации права на осуществление предпринимательской деятельности устанавливается государством. Ст.232 УК Республики Беларусь устанавливает уголовную ответственность за нарушение конституционного права юридических и физических лиц на осуществление предпринимательской деятельности. В соответствии с названной статьей ответственность наступает за неправомерный отказ в регистрации или уклонение от регистрации индивидуального предпринимателя или юридического лица, либо неправомерный отказ в выдаче или уклонение от выдачи им специального разрешения или лицензии на осуществление определенной деятельности, либо противозаконное ограничение их прав и интересов или иное противозаконное вмешательство в предпринимательскую деятельность, совершенные должностным лицом с использованием своих служебных полномочий и повлекшие причинение ущерба в крупном размере, при отсутствии признаков более тяжкого должностного преступления [5, с. 125].

Общественная опасность незаконного предпринимательства состоит в нарушении принципа законности экономической деятельности, в осуществлении предпринимательской деятельности в обход закона с причинением вреда правоохраняемым интересам, в том числе интересам государства, не получающего законных пополнений бюджета. Незаконное предпринимательство не позволяет контролировать действия лиц, занимающихся им, с точки зрения уплаты налогов и применения незаконных методов деятельности.

Общественная опасность лжепредпринимательства состоит в нарушении принципов экономической деятельности, в причинении вреда правоохраняемым интересам и в том, что ему сопутствует целый спектр других преступлений, из которых порой лжепредпринимательство наименее опасно.

Криминалистическая характеристика тогда приобретает практическое значение, научную ценность и новизну, когда вскрыты взаимосвязи между ее элементами, доказана и обоснована специфика этих связей. Цель криминалистической характеристики -дать типичные черты вида преступлений и их обусловленность друг другом, чтобы на практике можно было уже на первоначальном этапе при минимуме информации об обстоятельствах совершенного преступления по уже имеющимся данным о некоторых элементах сделать суждение об остальных и найти наиболее эффективные, оптимальные пути их установления.

Второе базовое понятие, которое выходит за рамки объективной стороны, представляет собой предмет преступления. Предметом являются денежные средства и иное имущество, добытые преступным путем. Понятие «добытое преступным путем» как минимум означает, что владелец этого имущества ради обладания этим имуществом совершил преступление, и результатом этого преступления именно и явилось получение во владение этого имущества. То, что такое нам подходит – бесспорно. А вот исчерпывается ли данное имущество подобными случаями или нет? Ответим на пару вопросов. Представим себе, что гражданин А совершает кражу, добыв имущество, далее попросил Б легализовать имущество. Б попросил В, а сам взял и легализовал имущество, попросив последнего подержать эти деньги в обороте. И так цепочка уходит далеко. Вовлекается несколько лиц, поскольку все они приложили определенные усилия в легализации. Так вот можно ли считать в результате сбыта такого имущества деньги добытыми преступным путем? Вопрос дискуссионный, спорный, и на сегодняшний день ответа на него ВС РФ не дает. На взгляд Щепелькова, диспозиция нам здесь не поможет, поскольку она предусматривает, что каждое лицо при использовании подобного имущество осознает его происхождение. Ведь если деньги легализованы, то зачем их еще раз легализовывать. Последующие действия вроде как уже легализацию и не представляют. С другой стороны в скобках указывается «отмывание», а отмывание – это не всегда легализация. Тут некоторое логическое противоречие: по своему смыслу легализация имеет разные термины, в частности, она означает из нелегального сделать легальное. А отмывание – это процесс «очистки» денег, процесс не разового свойства, поскольку для отмывания может потребоваться совершение нескольких операций. Если мы все-таки делаем акцент на том, что отмывание допустимо здесь, то тогда прав тот, кто сказал, что лицо, которое использует в своей деятельности имущество, добытое преступным путем, и использует его для придания правомерного вида владению этим имуществом, умысел направлен на «отмывание», на то, чтобы в дальнейшем «очистить» происхождение этих денежных средств, то мы в таком случае обязаны признать подобные средства предметом данного преступления.

При легализации очень часто пользуются услугами нотариуса, применительно к организованным группам нотариус, как правило, в доле. Возникает вопрос, как квалифицировать действия нотариуса. Рекомендация, которая содержится в последнем абзаце, она как раз таки связана с действиями нотариуса. Нотариус признается соучастником в легализации, к тому же ВС РФ напоминает, что существует специальная норма об ответственности частных нотариусов (ст.202 УК РФ).

В продолжение преступлений, которые посягают на общий порядок осуществления предпринимательской деятельности, речь идет о трех составах: 2 состава легализации и отмывания денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем (ст.ст. 174 и 174 1 ), а также приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем (ст.135 УК РФ). Две статьи по легализации имущества, которое приобретено преступным путем. Уголовная ответственность за данные деяния у нас появилась с принятием УК РФ в 1996 г. Изначально была только одна статья, которая предусматривала ответственность за легализацию имущества, но впоследствии законодатель пришел к выводу, что требуется разнести ответственность тех лиц, которые сбывают имущество, будучи совершившими преступления лично, и ответственность тех лиц, которые легализую имущество, носами лично не участвовали в совершении преступления, в результате которого и было добыто легализуемое имущество. На сегодняшний день ответственность лиц, которые не участвовали в совершении преступления, однако легализуют имущество, привлекаются к ответственности по ст. 174 УК РФ. Диспозиции статей 174 и 174 1 различаются субъектами преступления, кроме того есть еще один отличительный признак – это размер легализации. Здесь в качестве конститутивного признака размер легализации не предусмотрен, а вот применительно к другим субъектам, а именно к лицам, которые сами же совершили преступление, а затем легализуют имущество, то там по ст. 174 несут ответственность только те, кто легализует имущество в крупном размере.

С чем связана общественная опасность деяний, связанных с легализацией и отмыванием денежных средств и иного имущества. Легализация – это, прежде всего, побочный эффект террористической деятельности и организованной преступности, это неотъемлемая часть деятельности преступных сообществ. Преступные сообщества – это, прежде всего, бизнес, который частично должен постоянно легализовываться, именно легализации подпитывает организованную преступность. Отсюда законодатель и решил предусмотреть ответственность за легализацию. Мы должны отдавать себе отчет в том, что эти деньги, которые иногда легализуются, появляются в обороте, потом все равно очень часто и утекают на осуществление преступной деятельности. Поэтому имущество, добытое преступным путем, подрывает предпринимательскую деятельность, поскольку ставит в известной степени в неравные условия лиц, которые осуществляют свою деятельность легально, и лиц, которые используют в своей деятельности имущество, добытое преступным путем. Более того, вторые лица по сути и не преследуют предпринимательской цели. И международное сообщество, и наше государство признают, что подобная деятельность почти всегда связана с организованной преступностью и террористической деятельностью.

Вам может понравиться =>  Газификация новой москвы в апреле 2022

Здесь предусмотрены еще три рекомендации относительно квалификации незаконного предпринимательства по совокупности с другими преступлениями. Речь идет, в частности, о преступлениях, предусмотренных ст.171 1 УК РФ, где предусмотрена ответственность за производство, приобретение, хранение, перевозку и сбыт немаркированных товаров и продукции. Если лицо осуществляет предпринимательскую деятельность в отношении таких товаров, например, в отношении водки, которая немаркирована, то в таком случае требуется квалификация по совокупности (считается, что имеет отношение посягательство сразу на две сферы общественных отношений). Также требуется дополнительная квалификация по совокупности, если осуществляется предпринимательская деятельность с производством, хранением и перевозкой в целях сбыта либо сбыта товаров, продукции, выполнением работ или оказанием услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей (ст. 238 УК РФ).

Единого понятия имущества, полученного преступным путем, в законодательстве других государств нет. Например, в американском законодательстве под незаконными доходами понимаются доходы, полученные от совершения преступлений, связанных с наркотиками, фальшивомонетничеством, контрабандой, банковскими мошенническими операциями, банковскими или почтовыми ограблениями и кражами, шантажем и др. Аналогична сфера применения соответствующих норм в Италии, Австрии, в то время как в законодательстве Великобритании, Франции, Канады, Люксембурга под незаконными доходами понимаются доходы, полученные от преступлений, связанных только с наркотиками .

В науке уголовного права как России, так и зарубежных государств не решен до настоящего времени вопрос, признавать легализацию (отмывание) самостоятельным преступлением или видом заранее не обещанного укрывательства, имеющим самостоятельное уголовно-правовое значение.

В части 1 ст. 160 УК Швейцарии способами совершения данного преступления признаются: приобретение, принятие в дар, в залог, утаивание или помощь в отчуждении вещи, полученной в результате совершения преступного деяния, направленного против имущества, о котором знает или должен знать виновный.

Из этого определения видно, что легализация французским законодателем признается способом заранее не обещанного укрывательства, имеющим самостоятельное уголовно-правовое значение. Кроме того, согласно ст. 324-3 УК Франции наказание в виде штрафа, указанное в ст.ст. 324-1 и 324-2 УК Франции, может быть увеличено до половины стоимости легализуемого имущества или денежных средств.

Например, ст. 321-1 УК Франции определяет укрывательство имущества, добытого преступным путем, как деяние, выразившееся в сокрытии, хранении или передаче какой-либо вещи или оказании посреднических услуг с целью ее передачи, если известно, что такая вещь получена в результате совершения какого-либо преступления или проступка. Укрывательством равно считается деяние, выразившееся в любом использовании полученного от какого-либо преступления или проступка в случае, когда известно его происхождение.

Объект и объективная сторона незаконного предпринимательства

Общественная опасность незаконного предпринимательства (ст. 171 УК) состоит в том, что предпринимательская деятельность выходит из-под контроля государства (в форме регистрации или лицензирования), в результате чего законным интересам государства, организаций и граждан может быть причинен ущерб.

Вместе с тем в соответствии с п. 1, 2 названного постановления не влечет уголовную ответственность по ст. 171 УК РФ временная сдача в аренду недвижимости, приобретенной для личных нужд, полученной по наследству или договору дарения, т. е., приобретенной не для осуществления предпринимательской деятельности, если отсутствует необходимость в ее использовании. Если такая деятельность принесла доход в крупном размере, а лицо уклонилось от уплаты налогов с полученного дохода, то при наличии всех признаков состава преступления, предусмотренного ст. 198 УК РФ, ответственность наступает по этой статье.

Под представлением в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения, следует понимать представление документов, содержащих такую заведомо ложную либо искаженную информацию, которая повлекла за собой необоснованную регистрацию субъекта предпринимательской деятельности.

Дополнительные объекты в анализируемом составе преступления являются факультативными, поскольку для привлечения к уголовной ответственности достаточно установить либо причинение вреда интересам государства в целом в сфере налогообложения — получение крупного или особо крупного дохода, либо интересам граждан или организаций — причинение крупного ущерба.

Право осуществлять деятельность, на занятие которой необходимо получение лицензии, возникает с момента получения лицензии или в указанный в ней срок и прекращается по истечении срока ее действия (если не предусмотрено иное), а также в случаях приостановления или аннулирования лицензии (п. 3 ст. 49 ГК РФ).

Незаконно Приобретенное Право Может Ли Быть Объектом Преступления

  • консультации по подбору темы работы (бесплатно);
  • бесплатные консультации по составлению плана работы;
  • строгая специализация — консультации по подготовке работы оказываются лицами, имеющими, как минимум, высшее юридическое образование ( мы оказываем консультационные услуги только по работам по праву ).
  • проверка работы на соответствии действующему законодательству;
  • подбор новейших литературных источников и новейшей судебной практики;
  • полное сопровождение до защиты работы;
  • гарантийные обязательства.

При оказании наших услуг используются регулярно обновляемые справочные правовые системы «Гарант» и «Консультант Плюс», что позволяет учитывать самые последние вступившие в силу изменения законодательства, а также законопроекты, планируемые к принятию Государственной Думой в ближайшее время.

Имеющаяся в нашем распоряжении как обычная, так и обширная электронная библиотека, позволяет нам использовать как классические труды отечественных и зарубежных ученых-правоведов, так и научные работы, учебники, комментарии, монографии и статьи, вышедшие в самое последнее время. Как правило, обязательным требованием для магистерских диссертаций, дипломных и курсовых работ по праву является наличие в них использованных источников выпущенных в текущем году.

Как отмечалось ранее, обязательным признаком состава незаконного предпринимательства, предусмотренного ч. 61 ст. 171 УК РФ, является причинение таковым крупного ущерба гражданину, организации или государству, а также, если предпринимательство сопряжено с извлечением дохода в крупном размере. При отсутствии этих признаков незаконное предпринимательство расценивается в качестве административного правонарушения (ст. 14.1. КоАП).

Кроме того, мошенничество не отвечает определению предпринимательской деятельности — ни законной, ни незаконной. Ведь преступление, предусмотренное ст. 171 УК РФ, не соответствует закону лишь по формальным обстоятельствам: деятельность, требующая регистрации и (или) лицензирования, осуществляется без соблюдения этих условий. Однако по содержательным признакам она отвечает определению предпринимательства, содержащемуся в ст. 2 ГК РФ: прежде всего она направлена на получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг. Эта деятельность состоит в том, что лицо, занимающееся ей, совершает различные сделки.

Отсутствие любого из альтернативных дополнительных объектов в отдельности не влечет за собой отсутствия состава преступления, например, в случае, когда с момента начала осуществления незаконного предпринимательства правильно ведется бухгалтерский учет и осуществляются все налоговые платежи, но при этом причиняется крупный ущерб интересам потребителей либо партнеров. Отсутствие всех дополнительных непосредственных объектов одновременно указывает на отсутствие состава преступления.

Или, к примеру, лицензированию подлежит деятельность по добыче полезных ископаемых на определенном участке месторождения, т.е. деятельность техническая, производственная, а соответствующая лицензия у субъекта добычи отсутствует, хотя на реализацию сырья, т.е. продажу товара, лицензия получена. Есть ли в действиях этого субъекта (руководителя субъекта-организации), добывающего сырье и затем его продающего, признаки незаконного предпринимательства? Поскольку в п. 4 постановления Пленума Верховного Суда «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем», содержащем разъяснения, касающиеся осуществления предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение обязательно, соответствующего деления видов деятельности не делается, на поставленный вопрос можно, очевидно, дать положительный ответ Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем» от 18 ноября 2004 года № 23//Бюллетень Верховного суда РФ. — №1.-2005..

Не имея лицензии, изготовители диссертаций, а также контрольных работ и проектов, выпускных квалификационных (дипломных) работ используют весьма продуманные приемы конспирации при общении с потребителями своих услуг, что свидетельствует о сознательном нарушении ими законодательства.

Против признания объектом преступления общественных отношений выступает и Г.П. Новоселов, который считает, что понимание объекта как общественных отношений влечет за собой фактическое расширение содержания понятия объекта, причем такое, при котором почти все признаки состава преступления выступают в качестве внутренних признаков объекта. По его мнению, отношения между людьми представляют интерес для уголовно-правовой науки не в качестве объекта преступления, а в качестве формы проявления любого социально значимого поведения, в том числе преступного. Отсюда он делает вывод о том, что при совершении преступления нет оснований для того, чтобы вести речь о посягательстве на какие-либо общественные отношения. Только человек (люди), по его мнению, противостоят виновному в процессе посягательства и именно против людей направлены общественно опасные действия субъекта. Утверждение, что лицо вступает в отношения с другими людьми, по мнению Г.П. Новоселова, является исходным как для разработки самого понятия преступления, так и для определения его объекта. А поскольку общественные отношения — это отношения между людьми, то постольку люди могут быть признаны их участниками, их субъектами (так как от них исходит социальная активность) и объектами (то, что противостоит субъекту)[7].

Вам может понравиться =>  При Каком Условии Не Будет Взиматься Налог С Продажи Квартиры В 2022 Году Которая В Собственности Менее 5 Лет

В уголовном праве объектом преступления признаются общественные отношения. Каждое преступное деяние является опасным для общества именно потому, что негативно воздействует на общественные отношения и причиняет или может причинить им существенный вред. ущерб (вред) общественным отношениям может выражаться в их нежелательном изменении либо нарушении, а равно в создании реальной опасности причинения такого вреда отношениям. Характер и степень общественной опасности преступления находят свое выражение в том, какие социальные ценности и интересы выражают эти отношения, насколько важны они для общества и отдельного человека. Воздействие на объект осуществляется не преступлением, в состав которого в качестве обязательного элемента входит объект, а лицом, которое совершает общественно опасное деяние.

Третьим элементом общественных отношений является те социальные ценности, относительно которых они возникают. Необходимо иметь в виду, что беспредметных общественных отношений в объективной действительности не существует. в структуре общественных отношений социальные ценности (предмет отношений) имеют различное уголовно-правовое значение: например, оружие как предмет при похищении (ст.294 УК) и оружие как средство осуществления (орудие) при умышленном убийстве.

Эта точка зрения привлекает ярко выраженной гуманистической направленностью. Однако признать ее последовательной и аргументированной трудно. Например, если лицо осуществило подделку почтовых марок или других знаков почтовой оплаты (ст.261 УК), то трудно представить себе, что объектом этого преступления является другой человек, который противостоит виновному, а не общественные экономические отношения.

В состав любого общественного отношения входят его носители (субъекты). Субъектами общественных отношений являются физические и юридические лица, общественные организации, государство или его уполномоченные органы. Субъектный состав участников отношений имеет уголовно-правовое значение для определения сущности и объема тех отношений, которые охраняются уголовным законом. Во-первых, когда необходимо конкретизировать круг отношений, которые охраняются уголовным законом. Так, жизнь и здоровье человека охраняется уголовным законом вне зависимости от пола, возраста, состояния здоровья, а с точки зрения человека как носителя общественных отношений. Исходя из этого, к числу преступлений против государства, а не преступлений против человека (жизни человека) относится убийство человека при террористическом акте или диверсии, к числу преступлений против порядка управления — убийство милиционера. Во-вторых, когда необходимо уточнить содержание отношений, определяемых социальным статусом лица. Так, определение социальной функции субъекта в служебном отношении зависит от того, в каком объеме уголовный закон раскрывает содержание термина “должностное лицо”. Поэтому определение субъектного состава и социальной роли субъектов во многих случаях позволяет выяснить и те отношения, которые являются объектом преступления.

Обязательные признаки объекта преступления

В целях уяснения сущности объекта преступления в уголовном праве целесообразно раскрыть понятие, содержание и структуру общественных отношений. Под общественными отношениями понимаются прежде всего фактические отношения между людьми, юридическими лицами и государством по поводу реализации ими своих прав и свобод, выполнения ими своих задач, полномочий и обязанностей. Общественная опасность преступления заключается в том, что оно дезорганизует либо ликвидирует сложившиеся общественные отношения, мешает успешному выполнению субъектами этих отношений своих задач и в конечном итоге наносит вред личности, юридическим лицам, обществу в целом либо государству. Содержание общественных отношений составляют деятельность его участников, реализация ими прав и свобод, удовлетворение значимых для них интересов.

В основе же любого общественного отношения лежат те или иные интересы и ценности, выступающие в качестве предпосылки их возникновения, существования и развития. Эти интересы и ценности выступают в виде прав и свобод человека, денег, вещей, социально полезной деятельности по реализации этих интересов. В литературе в качестве объекта преступления часто называются охраняемые законом интересы. Они как раз и выступают своеобразной формой бытия общественных отношений.

По значимости охраняемого законом родового объекта (его ценности) преступления в Особенной части УК группируются по соответствующим разделам, а по видовому объекту — по главам в этих разделах. Так, в разделе VII Особенной части «Преступления против личности» гл. 16 «Преступления против жизни и здоровья» расположена на первом месте, затем в этом разделе помещены гл. 17 «Преступления против свободы, чести и достоинства личности» и т.д. По этому дискуссионному вопросу в литературе имеются и другие суждения.

Эта составляющая неразрывно связывается с преступлением. Также некая связь имеется с признаком противозаконности.
В качестве признака преступного деяния, и в некотором смысле характерной черты правовых позиций, наказуемость не следует путать с наказанием, которое по некоторым обстоятельствам не всегда наступает. Например, если нарушитель не был обнаружен.

  1. непосредственное указание законодателя;
  2. необходимость исполнения обязательств в силу заключенного субъектом договора;
  3. профессиональные обязанности;
  4. родство граждан. Так, например, родители должны осуществлять содержание своих несовершеннолетних отпрысков, а последние обязуются обеспечивать родителей, являющихся нетрудоспособными. Неисполнений перечисленных действий влечет уголовную ответственность.

В п. 10 вышеназванного постановления Пленума Верховного Суда РФ разъясняется, что субъектом преступления, предусмотренного ст. 171, может быть как лицо, имеющее статус индивидуального предпринимателя, так и лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность без государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

Если федеральным законом разрешено заниматься предпринимательской деятельностью только при наличии специального разрешения (лицензии), но порядок и условия не были установлены, а лицо стало осуществлять такую деятельность в отсутствие специального разрешения (лицензии), то действия этого лица, сопряженные с извлечением дохода в крупном или особо крупном размере либо с причинением крупного ущерба гражданам, организациям или государству, следует квалифицировать как осуществление незаконной предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) (п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 ноября 2004 г. № 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем»).

Состав незаконного предпринимательства по конструкции объективной стороны материально-формальный. Материальный состав имеет место в тех случаях, когда деянием причинен крупный ущерб гражданам, а формальный – в случае извлечения дохода в крупном размере (1 млн 500 тыс. рублей).

Под доходом в ст. 171 УК РФ следует понимать выручку от реализации товаров (работ, услуг) за период осуществления незаконной предпринимательской деятельности без вычета произведенных лицом расходов, связанных с осуществлением незаконной предпринимательской деятельности (п. 12 вышеуказанного постановления Пленума Верховного Суда РФ).

Отдельные виды деятельности нуждаются в специальном разрешении (лицензировании), например, таковым видом деятельности является производство предметов медицинского назначения, взрывчатых веществ и т.д. Осуществление перечисленных в нормативных правовых актах видов деятельности без лицензии будет считаться незаконным. Незаконной является также передача лицензии другому юридическому или физическому лицу.

Уголовная ответственность за незаконное предпринимательство (2)

Однако, имеется и иная точка зрения и она поддерживается большинством ученых. Согласно ей под непосредственным объектом преступления понимается установленный государством порядок осуществления предпринимательской деятельности. Так, например, считает Л.С. Аистова.

Интересную позицию по поводу объекта преступления занимает С. Коровинских. Считая объектом преступления причиняемый «ущерб определенному общественному отношению», он в качестве основного непосредственного объекта преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ, признает установленный порядок осуществления предпринимательской деятельности, что представляет собой нематериальное благо, а в качестве дополнительного – финансовые интересы государства, которым причиняется материальный (имущественный) ущерб в связи с неуплатой государственной регистрационной пошлины, регистрационного сбора, платы за рассмотрение заявления и за выдачу разрешений.*

Лицензирующий орган вправе аннулировать лицензию, если лицензиат в течение 3 месяцев после получения уведомления о выдаче лицензии не уплатил лицензионный сбор. Представляется, однако, что ведение предпринимательской деятельности в течение указанного времени не подпадает под преступное деяние, поскольку решение о выдаче лицензии принято в соответствии с законом.

В ряде публикаций определение объекта незаконного предпринимательства дается практически безотносительно содержания диспозиции ст. 171 УК РФ. Так, Ю.П. Кравец полагает, что «объектом данного преступления являются интересы законного предпринимательства, нормальное состояние экономики, интересы потребителей, партнеров и других лиц, организаций, а также финансовые интересы государства, поскольку в результате незаконного предпринимательства создается возможность получения неконтролируемой государством, его налоговыми органами прибыли. Преступление посягает на установленные законом требования и правила занятия предпринимательской деятельностью».**

Законодатель не случайно употребляет термин «деятельность», предполагающий осуществление чего-либо в течение какого-либо времени, т.е отношение в сфере предпринимательской давности не должно носить разовый характер. Соответственно, если лицо предприняло только одну торговую операцию, не предполагая заниматься торговой деятельностью, оно не может быть привлечено к уголовной ответственности по ст. 171 УК РФ, даже если деяние причинило крупный ущерб либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере.**

Незаконное предпринимательство (ст. 171 УК). Объект преступления — совокупность общественных отношений, складывающихся в процессе осуществления предпринимательской деятельности в установленном законом порядке. Здесь имеется в виду деятельность, в принципе разрешенная законом, но осуществляемая с нарушением установленного порядка. Если же лицо осуществляет деятельность, запрещенную законом, оно несет ответственность по иным статьям УК (например, за незаконное производство оружия — по ст. 223 УК; наркотических средств, психотропных веществ — по ст. 228 УК). Объективная сторона преступления выражается в незаконном предпринимательстве.

Условиями уголовной ответственности за данное преступление является, во-первых, причинение крупного ущерба гражданам, организациям, государству или, во-вторых, извлечение дохода в крупном размере. По конструкции состав, таким образом, является материально-формальным. Крупный размер — понятие оценочное, его размер устанавливается в каждом конкретном случае. Крупный размер дохода установлен законом в примечании к ст. 171 УК, его сумма должна превышать двести минимальных размеров оплаты труда.

Вам может понравиться =>  Банкротство застройщика при долевом строительстве что делать дольщику 2022

С объективной стороны большинство преступлений в сфере экономической деятельности совершается путем активных действий, некоторые и путем бездействия (например, уклонение от уплаты таможенных платежей, уклонение гражданина от уплаты налогов). В качестве конструктивного признака ряда анализируемых посягательств выступает способ их совершения..

7. Преступления, связанные с уклонением от уплаты налогов: уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды (ст. 198 УК); уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации (ст. 199 УК).

Согласно ст. 2 ГК РФ предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. Эту деятельность можно осуществлять как с образованием юридического лица, так и без такового. Но она обязательно должна быть зарегистрированной. А на занятие определенными видами деятельности, кроме того, требуется получение специального разрешения (лицензии). Это, например, юридическая, фармацевтическая, строительная, медицинская, туристическая, экскурсионная и другие виды деятельности. Несоблюдение указанных требований закона превращает предпринимательство в незаконную деятельность.

Незаконное предпринимательство и легализация преступно приобретенного имущества

Означает ли отсутствие указания в ст. 174.1 УК на цель легализации, что эта статья должна применяться во всех случаях использования в качестве предмета сделки преступно приобретенного самим лицом имущества? Например, при продаже лицом похищенного им имущества, если, конечно, хищение является уголовно наказуемым деянием.

Практика давно нуждалась в разъяснениях многих вопросов, связанных с применением вынесенных в заголовок предлагаемого материала норм УК РФ. В Постановлении Пленума Верховного Суда от 18 ноября 2004 г. N 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем» они наконец даны.

Нужно сказать, что указание законодателя в ст. 174 УК именно на заведомость знания о преступном характере приобретения легализуемого имущества нередко заслуживает упрек в противоречии этого положения Конвенции Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности (Страсбург, 8 ноября 1990 г.; ратифицирована Федеральным законом от 28 мая 2001 г. N 62-ФЗ, вступила в силу 1 декабря 2001 г.), согласно которой Россия должна принять такие меры, чтобы квалифицировать в качестве преступлений действия, указанные в ст. 1 Конвенции, когда преступник, в частности, «должен был предполагать, что имущество является доходом, полученным преступным путем» (п. 3b ст. 6 Конвенции).

Главным достижением, для чего уже только и стоило принять Постановление, стало разъяснение той, казалось бы, очевидной вещи, что под доходом в ст. 171 УК следует понимать выручку от реализации товаров (работ, услуг) за период осуществления незаконной предпринимательской деятельности без вычета произведенных лицом расходов, связанных с осуществлением этой деятельности (п. 12). Ранее практика, основанная, к сожалению, на решениях высшего судебного органа, создавала такую странную ситуацию, когда с возрастанием затрат на преступную деятельность уменьшалась возможность привлечения к уголовной ответственности.

Здесь, на мой взгляд, речь идет прежде всего об оценке доказательств умысла, о презумпции знания о преступном характере приобретения имущества (должен был знать — значит знал), нежели о степени осведомленности лица относительно преступности приобретения, степени, достаточной для привлечения его к уголовной ответственности за легализацию. В пользу такого вывода свидетельствуют и иные положения Конвенции, а также других международных актов: в них нередко говорится о, так сказать, стандартах доказывания, когда при привлечении к ответственности за отмывание преступных доходов вывод об осведомленности виновного, его целях и мотивах может быть сделан на основании объективных реальных обстоятельств (п. 2с ст. 6 Страсбургской Конвенции, п. 2f ст. 6 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности (15 ноября 2000 г., ратифицирована Федеральным законом от 26 апреля 2004 г. N 26-ФЗ). Стоит, правда, заметить, что с учетом ст. ст. 17 и 88 УПК вряд ли можно согласиться с тем, что какой-либо нормативный правовой акт может предписать судье так или иначе оценивать доказательства, признавать их совокупность достаточной для вменения состава преступления.

  • договоры дарения (в том числе пожертвования) земельных участков (п. 3 ст. 574 ГК РФ) и земельных долей как долей в праве общей собственности на участки (ст. 251 ГК РФ);
  • договоры ренты, пожизненного содержания с иждивением с передачей земельного участка или земельной доли под выплату ренты (ст. 584, п. 2 ст. 601 ГК РФ);
  • договоры аренды земельных участков и участков лесного фонда, заключенные на срок не менее одного года (п.2 ст. 26 ЗК РФ);
  • договоры субаренды земельных участков на срок не менее одного года (п. 2 ст. 615 ГК РФ);
  • договоры о залоге (ипотеке) земельного участка или земельной доли (п. 3 ст. 339 ГК РФ);
  • договоры о залоге права аренды земельного участка (п. 5 ст. 5 Федерального закона от 16.07.1998 Ns 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости»);
  • уступка требования и перевод долга по подлежащему государственной регистрации договору аренды (ст. ст. 389, 391 ГК РФ), в том числе передача прав и обязанностей по договору аренды земельного участка — договор перенайма (ст. 615 ГК РФ);
  • соглашение об изменении зарегистрированного договора аренды (п. 1 ст. 452 ГК РФ).

Таким образом, преступление в форме искажения сведений Государственного кадастра недвижимости состоит во внесении не соответствующих действительности (ложных) сведений в документы Государственного кадастра недвижимости либо внесении в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание.

Государственный кадастровый учет земельных участков представляет собой описание и индивидуализацию в государственном кадастре недвижимости земельных участков, в результате чего каждый земельный участок получает такие характеристики, которые позволяют однозначно выделить его из других земельных участков и осуществить его качественную и экономическую оценки. Государственный кадастровый учет земельных участков сопровождается присвоением каждому земельному участку кадастрового номера.

Дело в том, что при оценке регистрационных действий, образующих процедуру государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, не следует отождествлять запись о регистрации сделки с земельным участком в Едином государственном реестре прав и свидетельство о регистрации права. Наличие свидетельства только подтверждает проведенную регистрацию в соответствии с указанной в ней датой. Ответ же на вопрос о том, является ли зарегистрированная сделка с земельным участком законной, а также приобрело ли лицо, предъявившее свидетельство, соответствующее право на данный земельный участок, можно получить, лишь обратившись к Единому государственному реестру прав, содержащему соответствующие записи. Именно поэтому можно сказать, что преступление в виде регистрации незаконных сделок с земельными участками является оконченным с момента внесения записи о регистрации подобного рода сделок в Единый государственный реестр прав.

Объект преступления. Комплексный характер непосредственного объекта преступления, предусмотренного ст. 170 УК РФ, отмеченный в предыдущем параграфе, во многом предопределяет наличие различных его трактовок в уголовно-правовой литературе, исходящих из признания в качестве такового, как правило, одного общественного отношения, блага или интереса. При этом исследователи оставляют без внимания тот факт, что сложный характер объективной стороны рассматриваемого преступления, которая объединяет признаки трех самостоятельных преступных деяний, как то: регистрация заведомо незаконных сделок с землей: искажение сведений государственного кадастра недвижимости и умышленное занижение размеров платежей за землю, предполагает наличие как минимум трех социальных ценностей, подвергающихся преступному воздействию.

На настоящий момент ст. 23 Федерального закона от 27 декабря 2002 г. N 184-ФЗ «О техническом регулировании» указывает, что объектом обязательного подтверждения соответствия может быть только продукция, выпускаемая в обращение на территории Российской Федерации, и такое подтверждение проводится только в случаях, установленных соответствующим техническим регламентом, и исключительно на соответствие требованиям технического регламента.

Состав преступления формальный, и моментом его окончания следует считать момент получения документа, удостоверяющего личность, либо доверенности адресатом, а в случае их предъявления для удостоверения личности либо правомочий — с момента такого предъявления.

Часть 4 ст. 174 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за деяния, предусмотренные ч. ч. 1 или 3, совершенные организованной группой (см. ч. 3 ст. 35 УК РФ и комментарий к ней) либо в особо крупном размере. В соответствии с примечанием к данной статье особо крупным размером признаются финансовые операции и другие сделки с денежными средствами или иным имуществом, совершенные на сумму, превышающую 6 млн. рублей.

Понятие информационно-телекоммуникационной сети определено в п. 4 ст. 2 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» — это технологическая система, предназначенная для передачи по линиям связи информации, доступ к которой осуществляется с использованием средств вычислительной техники. Как предусмотрено в ч. 3 ст. 15 названного Закона, использование на территории России информационно-телекоммуникационных сетей в хозяйственной или иной деятельности не может служить основанием для несоблюдения требований, установленных федеральными законами.

Кредитные организации подлежат государственной регистрации в соответствии с Федеральным законом от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» с учетом особенностей, установленных Федеральным законом «О банках и банковской деятельности». Так, например, внесение в Единый государственный реестр юридических лиц сведений о создании кредитных организаций осуществляется регистрирующим органом на основании решения Центрального банка РФ о государственной регистрации кредитной организации (ст. 12 Закона).

Adblock
detector